ПЯТЬ ВОПРОСОВ ГОРБАЧЁВУ

публикация в № 06/13 (июнь 2013)

ПЯТЬ ВОПРОСОВ ГОРБАЧЁВУ

clip_image004

ПРЕДИСЛОВИЕ

Судьба распорядилась так, что в последние месяцы существования СССР мне пришлось вплотную заниматься его судьбой. Не раз за прошедшее десятилетие, рассказывая отдельные эпизоды трагической осени 1991 года на разных встречах с людьми, постоянно приходилось слышать удивлённый вопрос: «Почему Вы молчите о виденном? Ведь историю бесцеремонно искажают на наших глазах!» Останавливало желание использовать остающееся от выживания время на попытки содействовать исправлению положения в стране вместо занятия «мемуарами», которые к тому же вряд ли могут увидеть свет.

В последние дни, как теперь принято говорить, «информационный повод» десятилетия трагического декабря 1991 года – месяца агонии великой державы, которой тогда всё ещё оставался Союз Советских Социалистических Республик, – мощно используется средствами массовой информации, а точнее людьми, контролирующими их, для создания образа «мученика» бывшему Президенту СССР Михаилу Сергеевичу Горбачёву. В превосходных эпитетах недостатка нет. Тут и «самый порядочный человек Союзной власти», и «сражавшийся за Союз до последнего патрона» (самооценка себя М.С. Горбачёвым), и т.д., и т.п.

Мы ещё помним, как в 1996 году добрую половину «дорогих россиян» (любимое выражение самого дорогого в мире пенсионера Б.Н. Ельцина) с помощью так называемого «чёрного пиара» (а на понятном языке – грязных беспринципных технологий навязывания населению выгодного, оплачивающему или оплачивающим этот процесс, мнения) буквально «изнасиловали», заставив поверить в незаменимость их бывшего кумира. Вполне допускаю, что с помощью тех же средств будет создан на какое-то время и соответствующий ореол вокруг образа лучшего немца Германии (неофициальный титул, закрепившийся за М.С. Горбачёвым в Германии). Пока этого не произошло, как Председатель созданной Решением Верховного Совета СССР «парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств попытки государственного переворота в СССР» и Народный депутат СССР, получивший мандат из рук более миллиона избирателей, считаю своим долгом задать Михаилу Сергеевичу Горбачёву пять вопросов.

1. ПЯТЫЙ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЙ СЪЕЗД НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ СССР

За прошедшие десять лет с помощью средств массовой информации целенаправленно внедряется в общественное сознание миф о принятом 5-м Съездом народных депутатов СССР решении о самороспуске. Соответствующим образом искажаются события тех дней и в учебниках, по которым преподают подрастающему молодому поколению современную историю.

Бурные дни псевдо-путча августа 1991 года. Карикатурные заговорщики, настоящие танки, бурлящий на улицах Москвы людской водоворот. 20 августа звучит призыв одного из Народных депутатов СССР к коллегам, присутствующим на митинге около «Белого дома», немедленно собраться в здании Верховного Совета СССР для обсуждения ситуации и принятия мер. Через час в здании на Новом Арбате собралось около 30 народных депутатов СССР. Инициативу берёт в свои руки Народный депутат СССР Владимир Яковлевич Стадник. Он так и остался неформальным лидером и душой этой стихийно возникшей группы, которую за неимением времени для поиска звучных названий просто обозначили как «Инициативная группа народных депутатов СССР». Совещание продолжалось не более часа. Сформированы рабочие группы, каждая из которых отвечает за свой участок подготовки чрезвычайной сессии Верховного Совета СССР. В условиях, когда аппарат Верховного Совета парализован странным безволием А.И. Лукьянова (на тот момент Председатель Верховного Совета), «инициативная группа» берёт на себя функции организующего центра. С помощью части сотрудников аппарата готовятся проекты документов, принимаются меры по вызову и приёму в Москве членов Верховного Совета.

26 августа открывается шестая чрезвычайная сессия Верховного Совета СССР. За пять дней работы она практически полностью выполняет намеченный «инициативной группой» объём работы (остаётся нерассмотренным лишь один законопроект об упразднении как специального ведомства военной прокуратуры и передаче её функций единой системе прокурорского надзора). Главное же, дан старт подготовке чрезвычайного Съезда народных депутатов СССР, открытие которого назначено на понедельник 2 сентября 1991 года. Официальной оценкой деятельности «Инициативной группы» можно считать не только включение всех её членов в рабочие комиссии по подготовке Съезда, но и поручение им руководства этими комиссиями. Однако «Инициативная группа» продолжает сохранять и неформальную организационную самостоятельность. Непосредственно в Кремле выделено помещение для её работы, а её лидер В.Я. Стадник получает право внеочередного приёма у действующего Президента.

Подготовка чрезвычайного Съезда идёт точно по плану. Всем ясно, что время требует от высшей власти ответственных и неординарных решений. Подготовлено два варианта принципиальной ротации состава Верховного Совета СССР, ряд законопроектов, призванных повысить дееспособность органов Союзной власти. Вечером 31 августа В.Я. Стадник докладывает «Инициативной группе» о только что состоявшейся встрече с М.С. Горбачёвым, на которой согласованы последние детали открытия и проведения 5-го Съезда. Казалось бы, подготовка завершена, и оставшийся до Съезда день можно использовать на отдых перед трудной неделей. Однако принято решение просить всех членов группы, кому позволят обстоятельства, провести после обеда на следующий день контрольное заседание на случай появления каких либо мелких отклонений в графике подготовки Съезда.

Первого сентября примерно в 16 часов в Кремле вместе с автором этих строк собралось 6-7 членов «Инициативной группы». Подготовка к Съезду шла по плану, и мы уже собирались расходиться, когда прибежал весь взъерошенный Александр Александрович Киселёв (комсомолец, Народный депутат из Волгограда), который выполнял в «Инициативной группе» функции «связного» с Верховным Советом РСФСР. Информация, которую он добыл в кулуарах ВС РСФСР, заставила всех присутствующих мгновенно забыть об отдыхе. По словам А.А. Киселёва, прибывшие на 5 Съезд руководители Союзных республик предъявили М.С. Горбачёву ультиматум, который на следующий день при открытии Съезда будет зачитан Б.Н. Ельциным или Н.А. Назарбаевым, после чего Съезд прервут и всех депутатов «растащат» по республиканским «делегациям» для обработки главами союзных республик. Всё это, якобы, уже согласовано с М.С. Горбачёвым и поддержано им. Такой крутой поворот позиции Президента СССР не укладывался в сознании, в него не хотелось верить, но собравшиеся, исходя из необходимости предусмотреть и этот вариант развития событий, занялись поиском контрмер. Первым делом было признано необходимым постараться не допустить вывода депутатов из зала заседаний, поскольку не исключался вариант, что при неблагоприятном итоге обработки депутатов по республиканским депутациям им, скорее всего, просто не позволят вновь собраться вместе.

clip_image006

Было совершенно ясно, что неожиданный и жёсткий ультиматум в исполнении одного из самых влиятельных на тот момент политиков Союза произведёт на депутатов СССР шоковое впечатление. Чтобы снизить его эффект, было решено за оставшееся время подготовить контр-выступление от лица «Инициативной группы», которое бы в противовес содержанию ультиматума мобилизовало у депутатов чувство долга и ответственности за судьбу страны. Естественно, чтобы добиться слова и оказать наибольшее впечатление на депутатов, выступать должен наиболее известный из членов «Инициативной группы». Без долгих обсуждений выбор остановлен на Константине Дмитриевиче Лубенченко, который баллотировался на пост Председателя Верховного Совета и, как показало голосование, получил достаточную поддержку депутатов. Однако он отсутствует среди присутствующих, и нет уверенности, что за оставшееся время его удастся найти, чтобы ввести в курс дела. Решено искать Лубенченко, но предусмотреть дублёра. Ясно, что в образовавшемся цейтноте им должен быть один из присутствующих. Все дружно поворачиваются ко мне: «Оболенский, ты выступал на всех Съездах. Тебя знают. Иди готовься!» Остаток тревожной ночи провожу без сна. Слишком велика ответственность и хочется найти единственно верные слова.

Утро 2 сентября. Кремлёвский дворец. Внешне всё так же, как и на предыдущих Съездах. Нет никаких признаков приближающейся грозы. Входим в зал заседаний.

Председатель Совета Союза Иван Дмитриевич Лаптев, не открывая заседания Съезда, предоставляет слово Президенту Казахстана Нурсултану Абишевичу Назарбаеву. Звучит жёсткое короткое выступление. Руководители Союзных республик требуют приостановить действие Конституции СССР, законодательные функции Съезда и Верховного Совета СССР передать неконституционному органу – Совету представителей, делегированных Верховными Советами Союзных республик, функции Правительства СССР передать некоему межреспубликанскому комитету представителей Союзных республик. Президента СССР также предложено «окружить», создав некий неконституционный орган – Государственный Совет из глав Союзных республик. (Чем не новый ГКЧП?) При последних словах выступающего бросаюсь к трибуне (уже знаю, что Лубенченко найти не смогли, и «в бой» придётся идти самому). Требую слова, однако микрофон уже выключен, телекамеры тоже. С другой стороны за трибуну держится Председатель Комитета Конституционного надзора Сергей Сергеевич Алексеев и тоже требует включить микрофон. По его виду, взъерошенному седому ёжику, ясно видно, что для него произошедшее – полная неожиданность. Однако И.Д. Лаптев неумолим.

Оглядываюсь на зал. В нём идёт стихийный митинг. Депутаты сбились в кучки. Одни зазывают разойтись для обсуждения ситуации по республиканским делегациям; другие призывают ни в коем случае не покидать зала и продолжить работу. Постепенно часть депутатов руководителям республик удаётся увести из зала. Оставшиеся продолжают в тревоге и растерянности обсуждать произошедшее.

В одном из помещений Кремлёвского дворца собирается «Инициативная группа». Всем ясно, что тщательная подготовка 5-го Съезда перечеркнута, и события будут развиваться стремительно по иному, практически не управляемому сценарию. Принято решение пытаться влиять на ситуацию, используя любые возможности.

После обеда, наконец, официально открывают Съезд. На руки депутатам раздают текст коллективного заявления глав республик (был зачитан Назарбаевым). Из розданного параллельно, видимо по ошибке, авторского текста Л.М. Кравчука, который почти полностью совпадает с коллективным, становится ясно, кто был инициатором «очередного ГКЧП». Не обращая внимания на регламент, Президиум Съезда без долгих разговоров «оккупируют» главы республик. В первых рядах рассаживается «десант» народных депутатов России.

Начинается череда заученных выступлений, призванных обосновать необходимость и неизбежность происходящего на наших глазах надругательства над законом и здравым смыслом. Выступает председатель Комитета конституционного надзора С.С. Алексеев – успокаивает, обосновывает… (мелькает мысль – уже «обработали»).

Горбачёв без обсуждений жёстко дает установку, звучащую как команда – Съезд закончить в три дня.

Вечером снова собирается «Инициативная группа». Настроение подавленное. Ясно, что обращаться к разуму руководителей республик бессмысленно… И всё же необходимо бороться. Решено внести поправки в предложенный руководителями республик проект закона о реформе государственной власти и параллельно разработать альтернативный законопроект.

Второй день Съезда. Выступления продолжаются… Заседание ведёт Б.Н. Ельцин. Неожиданно слышу свою фамилию, – приготовиться. Достаю заготовленный для начала Съезда текст и за оставшиеся несколько минут пытаюсь привести его начало в соответствие с новой ситуацией. Ясно, что с выступлением помогли коллеги по инициативной группе, и надо отведённые десять минут использовать максимально.

Сравниваю Н.Назарбаева с легендарным матросом Железняком, заявившим в 18 году о разгоне Учредительного собрания» (в зале аплодисменты). Говорю о долге депутата; об ответственности за судьбу страны. «Хватит относиться к Конституции, как к публичной девке, приспосабливая её к утехам очередного царедворца» – в зале овации. Мельком ловлю взгляд сидящего, почти напротив, в первом ряду С.М. Шахрая. Ощущение такое, что будь у него автомат, – разрядил бы немедленно. И вот дохожу до предложения за попытку государственного переворота (именно так оцениваю поддержанную Президентом СССР инициативу Кравчука, Ельцина и пр.) немедленно отправить в отставку М.С. Горбачёва и назначить всенародные выборы Президента СССР. Часть депутатов принимает предложение положительно, но, поразительно, большинство всё ещё находятся под его (Горбачёва) влиянием.

Третий день Съезда. Становится ясно, что план «молниеносной кампании» против высшего органа власти Союза ССР начинает пробуксовывать. Съезд явно не укладывается во временные рамки, отпущенные на решение вопроса «Горбачёвым со товарищи». Список выступающих согласовывается с инициаторами «переворота», но происходят и казусы, как это, к примеру, было с моим выступлением. Распространяется слух, что на следующий день решено в любом случае кончать с этим вопросом.

Вечером собираемся в «Инициативной группе». В.Я. Стадник рассказывает, что попытки предложить наши поправки на заседании редакционной комиссии не увенчались успехом. Там «закусили удила» Г.Э. Бурбулис и С.М. Шахрай. Ни о каких серьёзных поправках к варианту, внесённому формально от имени руководителей республик, не хотят и слышать. Отказано также и в принятии к рассмотрению альтернативного (нашего) проекта закона. Обсуждаем ситуацию и приходим к выводу, что остаётся последний шанс – размножить наш проект закона и раздать его депутатам, чтобы по крайней мере поставить их перед проблемой выбора. Процедурно, по регламенту, под заявкой на размножение необходимо собрать подписи группы в сто депутатов. Вечером собираем подписи и ночью идёт тиражирование проекта закона (выручает то обстоятельство, что в секретариате Съезда есть члены «Инициативной группы»).

Утро 5 сентября. Депутатам раздают пачку документов и среди них наш проект. Однако ещё необходимо довести до сведения депутатов, о его существовании. Трибуну нам, конечно, не дадут, и мы решаем использовать регламентное право выступлений от микрофонов, которые ведущий обязан предоставлять депутатам для выступления по мотивам голосования. Все активисты «Инициативной группы» уже известны, и поэтому В.Я. Стадник накануне договаривается, что информацию о наличии альтернативного законопроекта дадут от микрофона члены группы депутатов – «афганцев».

Заседание Съезда открыто. Бразды ведения взял на себя сам М.С. Горбачёв. И с ходу, без разминки – за голосование. Вижу у микрофонов никого… Делать нечего, встаю с места и иду к ближайшему микрофону. Краем глаза замечаю, что у левого микрофона появилась лохматая шевелюра депутата С.В. Белозерцева. В голове мелькает мысль, что и его слишком хорошо знают…

clip_image008

Горбачёв ведёт заседание жёстко и напористо. Куда девалась привычная мягкость и округлость фраз. Мы уже добрый час торчим на виду у всех у своих микрофонов, но ведущий как будто нас не замечает. Напролом к запланированному результату. Наконец, он доходит до ключевой статьи проекта о прекращении съездом своих полномочий. Съезд отказывается принять эту статью. После «нравоучения» М.С. Горбачёв вновь её ставит на голосование. И снова не хватает голосов для принятия. В этот момент его нервы не выдерживают, и он рявкает на весь зал: «Оболенский, Белозерцев! Хватит торчать у микрофонов. Садитесь, голосовать надо!» После третьего отказа депутатов голосовать за прекращение полномочий Съезда ведущему приходится на ходу придумывать более мягкую формулировку, предусматривающую возможность созыва Съезда при изменении ситуации в стране.

В отчаянии сажусь и пишу на депутатском бланке заявление о том, что в силу грубейших нарушений норм регламента считаю решения данного Съезда незаконными, а всё свершившееся на нём – государственным переворотом. Несу заявление в секретариат и прошу обязательно приобщить к материалам Съезда. Пусть эта весточка дойдет будущим историкам, которые будут разбираться в хитросплетениях нашего непростого времени. Ведь в официальной стенограмме Съезда, которая велась машинистками, сидящими совершенно в другом помещении на слух, по радиотрансляции, осталась лишь маленькая зацепка, позволяющая, и то очень дотошному и грамотному читателю, усомниться в соблюдении при его ведении демократических процедур (норм регламента). Это та самая единственная фраза, когда Горбачёв не выдержал и «рявкнул» на нас с Белозерцевым.

А меня всё изложенное обязывает задать Михаилу Сергеевичу Горбачёву вопрос. Сейчас, спустя 10 лет, ответьте, что заставило Вас в те сентябрьские дни 1991 года пойти на несомненное превышение своих должностных полномочий и круто изменить подготовленный Верховным Советом СССР план проведения Съезда? Что побудило предать веру в Вас большинства народных депутатов СССР, которые, всё ещё находясь тогда под обаянием Вашей личности, поверили на Съезде в искренность Ваших, а не «надутых от важности» республиканских «баронов», намерений? Почему, ратуя на словах за сохранение единой страны, Вы, Михаил Сергеевич, стали главным «могильщиком» органа высшей власти этого государства?

2. БЕЛОВЕЖСКИЙ СГОВОР

clip_image010

Более трезвая, спокойная оценка действий «Инициативной группы народных депутатов СССР» на 5-м Съезде показывает, что в сложившихся условиях она добилась немалого:

- вместо аморфного Совета представителей удалось отстоять существование полноценной двухпалатной структуры Верховного Совета СССР;

- определена точная дата начала работы нового органа власти;

- главное же – сохранено право созыва Съезда народных депутатов СССР.

Последующие, после 5-го Съезда, месяцы целиком занят в парламентской Комиссии «по расследованию причин и обстоятельств попытки государственного переворота в СССР». Необходимо сформировать штат экспертов, разработать методическую основу работы, а главное, фиксировать по горячим следам свидетельства очевидцев и документальную базу. Понимая, что документы будут уничтожаться или переписываться, упор в работе Комиссии решаем делать в первую очередь на сбор и фиксацию свидетельств очевидцев. Ведь вокруг каждого из персонажей «драмы августа 91» непрерывно находились десятки, на первый взгляд, второстепенных персонажей: водители, охранники, горничные – масса людей, из обрывков виденного которыми можно будет составить целостную картину произошедшего. С первых дней чувствуется неприязнь, и даже сопротивление органов российской власти. В союзных ведомствах проще, ведь Комиссия наделена очень серьёзными правами специальным законом, принятым чрезвычайной сессией ВС СССР.

Загруженный работой в Комиссии, не сразу верно оцениваю усилия, которые «Инициативная группа», по прежнему возглавляемая В.Я. Стадником, прилагает к организации работы нового Верховного Совета СССР. Подходит назначенная Съездом дата начала его работы, а органы власти России и Украины явно саботируют процесс делегирования в него своих представителей. В тот момент считаю, что инициаторы навязанного Съезду решения сами должны трудиться над его выполнением и незачем им помогать. Лишь спустя год становится ясным значение усилий, затраченных моими товарищами. В мемуарных публикациях «лидеров» российской власти начинают проскальзывать истинные замыслы организаторов «насилия» над 5-м Съездом НД СССР. Оказывается, их планами вообще не предусматривался созыв нового Верховного Совета… Союзная власть должна была тихо умереть сама! В сентябрьские же дни 1991 года публично признавать такие планы ещё не смели. Челночная дипломатия членов «Инициативной группы» и лично В.Я. Стадника приносит свои плоды. С опозданием около двух недель первое заседание нового ВС СССР вынуждены провести. Определённые надежды связываем с избранием К.Д. Лубенченко, который входил в «Инициативную группу», Председателем Совета Союза.

Октябрь и ноябрь проходят в медленном становлении нового ВС СССР. Бывать на его заседаниях за недостатком времени не удаётся, но по обрывкам впечатлений коллег складывается мнение, что члены нового органа власти, вопреки расчётам идеологов процесса, всё более проявляют самостоятельность с ориентацией на общесоюзные, а не местечковые (республиканские) интересы. Об этом же свидетельствуют и несколько интересных встреч с делегированными в состав Совета национальностей депутатами Верховных Советов среднеазиатских Республик. По их словам, они приехали помогать спасти Союз и не понимают, зачем славяне разрушают общий дом. В конце ноября ВС СССР отказывается с ходу утвердить предложенный российской властью бюджет СССР на 1992 год. Это уже серьёзно!

В эти же месяцы параллельно продолжаются попытки Горбачёва уговорить руководителей хотя бы части Союзных республик подписать новый союзный договор. По всему видно, что он уже согласен на любые, даже самые унизительные условия.

В работе комиссии всё более чувствуется скрытое сопротивление российской власти. Очень сложные отношения с прокуратурой России. Даже самые элементарные вопросы приходится лично согласовывать с генеральным прокурором В.С. Степанковым. Закон СССР о парламентской комиссии он признаёт, но выполнять не торопится. Более месяца чинятся препятствия встрече со мной О.С. Шенина (арестован по делу ГКЧП), по его просьбе.

Рабочий день 9 декабря начинается с известия о подписании в Беловежской пуще Б.Н. Ельциным, Л.М. Кравчуком и С.С. Шушкевичем соглашения о роспуске СССР. Впору бросать старый ГКЧП и заниматься новым. С нетерпением ждём реакции Президента СССР. Ведь налицо явный факт государственной измены, и теперь он не может отговориться изоляцией в Форосе. В конце концов он остаётся главнокомандующим… Однако в Кремле сохраняется странное спокойствие и вместо немедленных мер по аресту заговорщиков следует выступление М.С. Горбачёва с заявлением по поводу Беловежских соглашений, которое насквозь двусмысленно. Признавая, что «соглашение прямо объявляет о прекращении существования Союза ССР», Горбачёв ищет в нём положительные стороны и мягко журит заговорщиков. Заканчивается выступление постановкой задачи: «Поскольку в соглашении предлагается иная форма государственности, что является компетенцией Съезда народных депутатов СССР, необходимо созвать такой Съезд». Армия и силовые структуры всё ещё находящиеся под командой Президента СССР, повинуются и сохраняют спокойствие.

Весь день 10 декабря из динамиков внутренней трансляции во всех помещениях Верховного Совета СССР каждые 10-15 минут звучит объявление, приглашающее Народных депутатов СССР поддержать требование о созыве чрезвычайного Съезда НД СССР. Сбором подписей занимается группа депутатов во главе с Народным депутатом от Орловской области Владимиром Ивановичем Самариным.

Уже к вечеру российская власть видимо не на шутку встревожена инициативой по созыву Съезда, и в Верховный Совет СССР приезжает целая делегация. Всех депутатов СССР приглашают на встречу с представителями руководства clip_image012РСФСР. В зале заседаний за столом президиума сидят первый заместитель председа-теля Верховного Совета РСФСР С.А. Филатов, С.М. Шахрай, Г.Э. Бурбулис и ещё несколько менее известных персон. Долго и нудно выступает Г.Э. Бурбулис. Смысл предельно циничен и откровенен. Вы, главное, нам не мешайте. Кому нужны квартира, должность в Москве или иная помощь – не стесняйтесь, приходите. Части депутатов мы уже помогли, учтём пожелания и остальных. Столь бесстыдно откровенное предложение «взятки» возмущает и обескураживает. Не дожидаясь окончания торга, ухожу.

На следующий день сбор подписей продолжается.

Российский Президент с молчаливого согласия М.С. Горбачёва переподчиняет себе одну союзную структуру за другой. Становится ясно, что судьба Союза предрешена, и его Президент смирился с этим. Власти России и Белоруссии принимают решение об отзыве своих представителей из Верховного Совета СССР. 17 декабря последнее заседание Совета Союза сорвано и проходит в режиме совещания народных депутатов СССР. В последний раз выступаю с трибуны Верховного Совета СССР. Оцениваю события декабря как государственный переворот и пробую объяснить бездействие Президента СССР нежеланием втягивать граждан в противостояние двух депутатских корпусов, за каждый из которых они голосовали. В заключение призываю депутатов и дальше использовать полученные за время парламентской работы знания и опыт для защиты интересов своих избирателей и, в частности, выставив свои кандидатуры на ближайших выборах, дать возможность гражданам голосованием, а не на баррикадах, решить спор о будущем страны (в то время никто из нас ещё не мог предположить, что о свободных выборах образца 1990 г. в Ельцинской России придётся забыть). В здании Верховного Совета СССР меняют охрану на российскую, а к 20 декабря всем Народным депутатам СССР предлагают освободить помещения.

20 декабря требование о созыве чрезвычайного Съезда подписано одной пятой общего количества Народных депутатов СССР и немедленно вручается ещё действующему Президенту СССР лично. По Конституции он теперь обязан созвать Съезд. Однако проходят дни, а Кремль вместо конкретных действий ведёт непонятный торг с Б.Н. Ельциным.

Встаёт проблема завершения работы Комиссии. Идти самому к новой власти с моей репутацией бессмысленно. В Верховный Совет РСФСР отправляется мой заместитель, Народный депутат из Магадана В.Д. Юдин. Со встречи с С.А. Филатовым он привозит милостивое разрешение остаться в здании на Новом Арбате, но до 20 января свернуть работу Комиссии.

25 декабря М.С. Горбачёв отрекается от Президентских полномочий, и над Кремлём спущен государственный флаг СССР. Но ещё 26 дней в лице нашей Комиссии по расследованию причин и обстоятельств государственного переворота в СССР функционирует последний орган Союзной власти. Мы работаем в усиленном режиме, включая выходные. О сборе новых материалов не может быть и речи, но надо хотя бы обработать и сохранить в архиве полученные.

clip_image014

На наших глазах идёт уничтожение следов деятельности Верховного Совета СССР. Из крыльев высотки на Новом Арбате ближе к лифтовому блоку сгребаются вороха документов. Слой бумаг по колено и выше. Вперемешку переписка с населением, Решения Комиссий и Комитетов, новые, не рассмотренные проекты законов, личные вещи депутатов. Всё это солдаты грузят на грузовики и вывозят на свалку. Когда рассказываю о виденном в государственном архиве Октябрьской революции (название дано на тот момент), в который приехал договариваться о сдаче на хранение материалов нашей Комиссии, заведующая отделом схватилась за сердце. Немедленно из сотрудников архива собирается отряд добровольцев, которые с разрешения коменданта здания пытаются спасти хоть что-то. Но эти усилия тщетны. Всё, чем может помочь комендант, это выписать по моей просьбе пропуска, но он не вправе задержать утверждённый свыше график работ. Десяток добровольцев в состоянии лишь выхватывать из общего потока уничтожаемых документов какие то крохи…

А в выходные, сжав зубы, наблюдаем картину мародерства. Одна за другой подходят машины и из помещений Верховного Совета вывозится всё: мебель, оргтехника, ковры. Снимаются даже жалюзи с окон. На этом фоне смешно выглядит Акт о списании чайного сервиза, находившегося в пользовании Комиссии, и просьба сотрудницы хозяйственной службы приложить к нему в качестве доказательства черепки нескольких разбитых чашек.

20 января проводим последнее заседание Комиссии. Для того, чтобы обеспечить его правомочность, один из членов Комиссии нелегально за собственный счёт приезжает из Эстонии (фамилию этого Народного депутата СССР, по понятным причинам, даже сейчас называть не хочу). Но именно благодаря его гражданскому поступку наше заседание правомочно принимает решение о приостановлении работы комиссии в связи с невозможностью в сложившейся ситуации продолжать порученное нам парламентское расследование (разумом понимая, что это вряд ли позволят когда либо сделать, мы всё же оставляем юридическое право вернуться к этому вопросу). Одновременно утверждаем отчёт единственной из подкомиссий, сформированных нами по направлениям работы, которая успела завершить расследование. Собранные ею материалы, по нашему мнению, однозначно свидетельствуют о непричастности Председателя Верховного Совета СССР Анатолия Ивановича Лукьянова к организации ГКЧП. Он, вероятно, сочувствовал заговорщикам, но участия в подготовке этой авантюры не принимал. Секретарь Комиссии Тамара Васильевна Момотова тиражирует на ксероксе Решение Комиссии и текст прилагаемой к нему справки об итогах работы, и мы все скрепляем их своими подписями. Принято решение направить эти материалы в Верховные Советы всех союзных республик и предложить их для открытой публикации всем желающим газетам. Единственное поставленное нами условие – публикация Справки должна быть полной (мне известно о публикации Справки Комиссии лишь одной газетой. Это районная газета «Кировский рабочий» в Мурманской области). К вечеру материалы Комиссии сданы в архив и мы, последние остававшиеся в строю Народные депутаты СССР, выпив по русскому обычаю по рюмке «горькой», навсегда покидаем здание бывшего Верховного Совета СССР.

Прошло десять лет. Разрушив всё что только мог, ушёл на покой Б.Н.Ельцин. В отличие от него, М.С. Горбачёв в добром здравии. Но до сих пор не дал внятного ответа на вопрос – почему, предвидя катастрофические последствия для народов СССР действий группы руководителей в Беловежской пуще, находясь в ясном уме и твёрдой памяти и при исполнении обязанностей Президента СССР, он 9 декабря встал на путь преступного бездействия и не применил к ним меры, которые очевидны в подобной ситуации любому школьнику? Явная государственная измена делала адекватными любые меры пресечения преступных действий. Почему он, сам поставив 9 декабря вопрос о созыве Съезда Народных депутатов СССР, не предпринял никаких мер в этом направлении? Почему он вместо исполнения конституционной обязанности Президента СССР созвать Съезд по требованию более 1/5 Народных депутатов СССР встал на путь закулисного торга с Б.Н. Ельциным об условиях отречения от Президентских полномочий?

3. ПРЕДАТЕЛЬСТВО КПСС

clip_image016

22 августа 1991 года в Форос к М.С. Горбачёву практически одновременно прибывают две делегации. Перед ним исторический выбор: простить «наломавших дров», но всё же «своих», или публично перейти в лагерь идейного и личного противника. Он летит в Москву с вице-президентом России А.В. Руцким. Рубикон перейдён…

23 августа на трибуне охваченный эйфорией победы Верховного Совета РСФСР М.С. Горбачёв униженно даёт объяснения по поводу своего «пленения» в Форосе. Торжествующий победу Ельцин подчёркнуто грубо заставляет Горбачёва зачитывать подготовленный текст Указа о приостановлении деятельности КПСС и тут же, невзирая на робкие попытки Президента СССР возразить, демонстративно подписывает Указ. Приходит мысль, что перед нами уже не Президент великой державы, а всего лишь заложник нового политического режима. Что он смирился с этой ролью, становится окончательно ясно после появления на следующий день (24 августа) заявления М.С. Горбачёва «Не считаю для себя возможным дальнейшее выполнение функций Генерального секретаря ЦК КПСС и слагаю соответствующие полномочия».

Казалось бы, происходящее должно только радовать меня, никогда не состоявшего в КПСС, а с 5 мая 1990 года ещё и члена учреждённой Социал-демократической партии России (СДПР). Ведь громят политического конкурента! Но в душе жутковатые предчувствия. Вспоминается разговор годичной давности с одним из основателей нашего «Добровольного общества содействия Перестройке», которое мы учредили в 1987 году, не новомодным, а идейным антикоммунистом, как принято говорить, «до кончиков ногтей». Обсуждая проблему антикоммунистических настроений, всё более открыто заявлявших о себе после выборов народных депутатов РСФСР в 1990 году, он, неожиданно для меня, высказался за необходимость сохранения на ближайшую перспективу КПСС. Я вынужден был согласиться, что в условиях практического отсутствия в стране политических партий (только что учреждённые на тот момент СДПР, ДПР, РПР, естественно, мы не могли всерьёз принимать в расчёт) КПСС является единственной структурой, скрепляющей государственность. Уничтожение её, образно говоря, равносильно снятию обручей с бочки, мгновенно превращающему её в груду бесполезных дощечек, говорил мой собеседник. Мало этого, помимо КПСС, в стране имеется лишь одна общественная сила, которая имеет разветвлённую структуру, – это теневая экономика, в силу характера своей деятельности тесно связанная с криминальным миром. Они не замедлят воспользоваться вакуумом в системах государственного управления, который неизбежно возникнет в случае скоропалительного запрета деятельности КПСС. Спустя год, этот разговор с матёрым антикоммунистом, но одновременно и патриотом своей страны вспоминался постоянно…

Я не мог допустить и мысли, что глава государства, окружённый тьмой учёных советников, недооценивает роль КПСС в управлении государством, которая очевидна даже его идейным противникам. Как может он своими руками отказываться от основного рычага влияния на внутреннюю политику, инструмента, которым он совсем недавно в совершенстве владел?

Между тем, как показали события, роль КПСС прекрасно осознавали и противники. Фактическое отречение М.С. Горбачёва от собственной партии уже на следующий день оценено и творчески развито Б.Н. Ельциным, который подписывает Указ: «Объявить государственной собственностью РСФСР всё принадлежащее КПСС и Коммунистической партии РСФСР недвижимое и движимое имущество, включая денежные средства в рублях и иностранной валюте…» (Не правда ли, как две капли воды повторяет большевистские декреты национализации образца 17 года). По всей стране идёт волна погромов зданий Компартии. Многомиллионная организация, построенная по жёсткому принципу «демократического централизма», к тому же за много десятилетий напрочь утратившая навыки применения первой части этого термина, полностью парализована предательством своего вождя.

Пройдёт более года, пока остатки разгромленной КПСС под предводительством одного из рядовых инструкторов ЦК смогут самоорганизоваться и обратятся в Конституционный суд, который после долгих разбирательств вынужден будет признать не законными большинство положений Указов Ельцина в отношении КПСС. Однако возвращать захваченную собственность никто и не подумает… Ведь это будет происходит уже в иной России, – в Ельцинской России, в которой к этому моменту уже будет зреть новый акт драмы в схватке за единоличную власть.

А пока суд да дело, победители организуют массовую чистку государственного аппарата. Ведущие посты занимают «лично преданные» или вовремя сориентировавшиеся, для которых значения терминов «право» и «закон» целиком поглощается лозунгом «революционная целесообразность!» В этих условиях рассуждения о правовом государстве, правах человека приобретают роль ритуального прикрытия или обрамления реального произвола власть предержащих. Немудрено, что лица, пришедшие к власти не правовым, прямо скажем преступным, путём, очень быстро находят общий язык и интерес с криминальным миром.

Прошло десять лет. Успокоились страсти. Мы давно живём в другой стране. Но так и не дан ответ на вопрос – Почему Михаил Сергеевич Горбачёв 24 августа 1991 года не просто отказался задействовать единственный шанс восстановления управляемости СССР, который в условиях разгрома Союзного правительства давала ему КПСС, но и собственноручно «уничтожил» её руководящие органы? Ведь сложить с себя полномочия Генерального секретаря ЦК КПСС он имел право только перед органом его избравшим, а не выбросив, образно говоря, «свой мандат в мусорную корзину». В общепринятом лексиконе такому поступку нахожу только одно хлёсткое, но ёмкое определение – ПРЕДАТЕЛЬСТВО.

За эти годы Михаил Сергеевич не счёл нужным объясниться и с несколькими миллионами своих единомышленников (думаю, из 17-18 миллионов формальных членов КПСС хотя бы 2-3 миллиона искренне верили в него и считали своим лидером), которых он бросил 24 августа 1991 года на произвол судьбы, как генерал, заведший свою армию в окружение и спасающий свою жизнь с несколькими верными слугами. После заявлений типа «я сражался за Союз до последнего патрона» невольно приходит на ум судьба другого Президента – социалиста Сальвадора Альенде. Пресса в своё время писала, что путчисты чуть ли не уговаривали его бежать из Президентского дворца. Однако он предпочёл остаться на своём посту как капитан на мостике тонущего судна, став символом общей борьбы для своих соратников и неопровержимым доказательством совершённого преступления для истории. Впрочем, каждый делает выбор сам…

Ещё раз отмечаю, что сам лично никогда в КПСС не состоял и на этой почве сводить счёты с Михаилом Сергеевичем оснований у меня нет.

4. РЕФЕРЕНДУМ « ЗА СОЮЗ» (17 МАРТА 1991 ГОДА)

clip_image018

Итоги референдума по РСФСР

Вспоминая первый Съезд народных депутатов СССР, как сейчас, вижу сплочённую, но ведущую себя достаточно скромно депутацию трёх прибалтийских республик. Озвученный на этом Съезде предел их мечтаний не распространялся дальше элементов экономической самостоятельности типа хозрасчёта.

Менее чем за год аппетиты представленных ими сил возросли до заявления в одностороннем порядке (11 марта 1990 г. Литва) независимости от СССР. При этом, стремясь уйти в независимое плавание и крича на весь мир об «оккупации» 1940 года, заносчивая Литва не стесняется прикарманить возвращённый ей при присоединении к СССР в 1940 г. и находившийся в течение 20 лет (1920-1940) в составе Польши округ Вильно со своей теперешней столицей.

1990 г. можно считать в СССР годом парада суверенитетов. Не очень даже понимая значение этого слова, о своём суверенитете стремятся заявить все кому не лень. Всё это происходит с явного попустительства центральной власти, которая никак не может (или не хочет?) найти верный тон в национальной политике. Явно антиконституционное решение Литовского Верховного Совета от 11 марта уже 15 марта решением 3-го Съезда народных депутатов СССР объявлено недействительным, однако Верховный Совет Литвы его не отменяет, а избранный на этом же Съезде Президентом СССР М.С. Горбачёв не предпринимает никаких мер к принуждению выполнения закона. Как известно, безнаказанность поощряет к новым правонарушениям, и волна оголтелого национализма продолжала набирать силу.

В январе 1991 г. в Вильнюсе сделана попытка ввести Президентское правление, однако Горбачёв пугается взять на себя ответственность за события связанные с человеческими жертвами и ограничивается строгим предупреждением Верховному Совету Литвы. Одновременно националистов трёх прибалтийских республик берёт под отеческую защиту руководство России в лице Б.Н. Ельцина.

Перед лицом накатывающей угрозы национализма 16 января Верховный Совет назначает на 17 марта 1991 г. референдум о сохранении Союза ССР.

clip_image020

clip_image022

Уже подготовка к проведению референдума демонстрирует серьёзность ослабления центральной власти и утрату ею контроля над руководством ряда союзных республик. И Верховный Совет, и Президент СССР оказываются не в состоянии обеспечить свободу волеизъявления граждан на территории 6 союзных республик (Грузинской, Литовской, Молдавской, Латвийской, Армянской и Эстонской), руководство которых бойкотирует проведение референдума, отказавшись формировать комиссии по его проведению. В Казахской ССР власти также не подчиняются центру и произвольно меняют формулу голосования, что при желании всегда может быть использовано для опротестования участия граждан этой республики в общем волеизъявлении.

clip_image024

Итоги референдума по Украинской ССР

Несмотря на все недостатки, воля, выраженная гражданами СССР, принявшими участие в референдуме, однозначна, – 76,4% из них выступают за сохранение СССР. Казалось бы, Президент СССР получает мандат на применение самых жёстких мер к любителям и дальше разжигать костры национализма, спекулировать на независимости и суверенитете. Однако М.С. Горбачёв продолжает много правильно и красиво говорить, но прячется, как улитка в раковину, при малейшей потребности принимать ответственные решения. Многонациональный Советский Союз продолжает катиться к пропасти.

Считаю, что в любой многонациональной стране имеются носители национализма, как вредоносные бактерии присутствуют в теле любого здорового человека. Заставляет их находиться в заторможенном состоянии иммунная система организма, роль которой в государстве и обществе выполняют органы власти, которые обязаны удерживать поведение всех граждан страны в рамках законов. Единственный случай, когда власть не просто имеет право применить к своим гражданам насилие, а прямо обязана это сделать – это принуждение их к соблюдению закона, в том случае, когда они не желают этого делать добровольно. Случаи столкновений на национальной почве случаются и в благополучной Германии, и в США, и в других странах. И всюду власти предельно жёстко и оперативно, не церемонясь, силой гасят «очаги болезни». К сожалению, гражданский подвиг более 1,5 миллионов граждан прибалтийских республик, рискнувших под угрозой преследований со стороны националистической власти создать свои комиссии по проведению референдума, чтобы высказаться за сохранение Союза, равно как и однозначное ДА подавляющего большинства остальных граждан СССР, так и не побудили Президента СССР к активным действиям. Он, даже поддержанный гражданами на референдуме, так и не набрался мужества принять на себя в критической ситуации ответственность и применить силу для выполнения общенародной воли.

Прошло десять лет. В разговорах с самыми разными гражданами не раз удивлялся, почему они считают виновником своих бед в гораздо большей степени М.С. Горбачёва, чем Б.Н. Ельцина. Думаю, они также не находят ответ на вопрос, – почему, взяв на себя бремя Президентской власти, М.С. Горбачёв, давая достаточно точный прогноз последствий противозаконной деятельности националистов и прочих разрушителей единой государственности, даже обязанный волеизъявлением граждан СССР на референдуме 17 марта 1991 г., ни разу не применил силу для принуждения их (националистов) к выполнению Конституции и законов СССР, для сохранения единого государства? Ельцина же они воспринимают как закономерное следствие политики непротивления злу, которую проводил первый и последний Президент СССР. ЗЛО НЕЛЬЗЯ ПОБЕДИТЬ УГОВОРАМИ. ОНО ПРИЗНАЁТ ЛИШЬ ОДИН АРГУМЕНТ – ЯЗЫК СИЛЫ!

5. ДОКТРИНА БУША (СТАРШЕГО)

clip_image026

Первые дни декабря 1991 года. Работе возглавляемой мной парламентской Комиссии по расследованию причин и обстоятельств попытки государственного переворота в СССР (19-21 августа 1991 г.) оказывается всё большее сопротивление. Вот и сейчас эксперты подкомиссии по расследованию роли КГБ вернулись ни с чем из штаб-квартиры этого ведомства. Им отказано в ознакомлении с материалами так называемой «Особой папки КГБ». Еду для личного разговора с исполняющим после августовских событий обязанности Председателя КГБ Вадимом Викторовичем Бакатиным.

Просторный кабинет на Лубянке. Подчёркнуто уважительная, вежливая встреча. Первые минуты общего знакомства (это наша первая личная встреча). Перехожу к делу о нарушении сотрудниками ведомства Закона СССР «О парламентской комиссии…». В ответ вздыхает, – документы слишком важны для государства, чтобы допускать возможность утечки информации… Но ведь положение Закона недвусмысленно дает право Комиссии не только знакомиться с любыми документами, но и затребовать в установленном порядке копии с них для приобщения к материалам Комиссии, нажимаю я. В конце концов приходим к соглашению, что уж мне, как народному депутату СССР и Председателю Комиссии, у него не доверять оснований быть не может, и я имею право ознакомиться с пресловутой папкой и лично решить какие материалы представляют интерес для Комиссии. Вадим Викторович вызывает руководителя Секретариата КГБ и перепоручает меня ему с соответствующим указанием. Сколько Вам потребуется времени для работы? – интересуется генерал. Сообщаю, что планирую уложиться часа в два, максимум – полдня. ДА?! – в голосе собеседника улавливаю сомнение. Он вводит меня в комнату, сплошь уставленную стеллажами. Переписка руководства КГБ с ЦК КПСС, Верховным Советом СССР, Президентом СССР (полка покороче, естественно), Министерствами, руководством зарубежных Компартий… А где же «особая папка»? машинально задаю вопрос, уже понимая, что попал в нелепое положение. Быстро договариваемся, что за час или два с работой не справиться, и я вернусь, скорректировав свой график.

Ближайшие дни заедает текучка, заставляя всё время откладывать повторный визит в КГБ. И вот, как гром среди ясного неба, – «Беловежский сговор». Мгновенно понимаю, что дни работы Комиссии в складывающейся ситуации сочтены. Столь же ясно, что многие ниточки продолжающей разворачиваться на наших глазах трагедии тянутся в известную мне комнату на Лубянке. Разбираться в хитросплетениях на месте уже нет времени и остаётся лишь попытаться заложить в архив Комиссии копии наиболее интересных документов, чтобы, по крайней мере подстраховать будущих исследователей этих событий на случай уничтожения оригиналов.

Отложив все дела, бросаюсь в КГБ. Уже знакомый генерал отводит мне комнату для работы с секретными документами, в которой безвылазно провожу три ближайших рабочих дня. Технология проста. Просматриваю лишь опись хранящихся в очередной папке документов и выписываю в свою рабочую тетрадь те из них, которые, судя по названию, могут представлять интерес. Затем вызываю из Комиссии секретаршу, выношу за проходную ей свои записи, а в обмен получаю отпечатанный на бланке Комиссии официальный запрос на копии документов. Тут же подписываю его и несу генералу. При виде первого запроса он не может скрыть удивления, – так много? Но, делать нечего, закон в этом ведомстве ещё чтут… На третий день уже вижу опечатанные для отправки спец-почтой объёмистые пакеты. И тут «шлагбаум опускается» – от Российского руководства поступает команда о переподчинении КГБ. Больше мой статус в этих стенах ничего не значит… В материалах нашей Комиссии остаются лишь копии обширных запросов.

Во время работы с «Особой папкой» (если можно назвать работой ознакомление «галопом» с перечнем хранящихся материалов) наталкиваюсь на документ, который не могу не просмотреть хотя бы бегло.

Председатель КГБ В.В. Крючков докладывает Президенту СССР о том, что разведчиками добыт сверхсекретный документ национального аналитического центра США – рекомендации по проведению национальной политики США на очередной президентский срок (Доктрина Президента). Оказывается, в конце 70-х гг. в США был создан специальный аналитический центр, обрабатывающий всю поступающую из разных источников информацию с целью выработки оптимальной с точки зрения национальных интересов США доктрины президентского правления, которая вручалась победившему на выборах кандидату в президенты независимо от его партийной принадлежности. Помня, что в прессе не раз проскальзывали упоминания о существовании в США секретного плана уничтожения СССР, листаю прилагаемый к сопроводительному письму перевод с английского. В первом разделе ничего особо нового не нахожу, поскольку даётся в целом адекватный анализ состояния нашей экономики. Но вот последующий текст заставляет на время забыть обо всём. Президенту Джорджу Бушу (старшему) «Доктрина» с учётом положения дел в Советском Союзе рекомендует перейти от тактики сдерживания возглавляемой СССР социалистической системы, которой руководствовался в течение двух президентских сроков Д. Рейган, к политике активного противостояния (борьбы с социалистической системой). Иными словами общий смысл «Доктрины» сводился к переходу от признания как факта существования социалистической системы и проведения политики сосуществования с ней к тактике борьбы на ослабление социалистического лагеря, конечной целью которой ставилось уничтожение СССР. Далее следовал перечень стран, входящих в той или иной степени в зону влияния СССР, с разбивкой их на три группы: непосредственно СССР; страны, входящие в систему Варшавского договора и тесно сотрудничающие с ними, и третья группа – страны так называемого «третьего мира», формально не имеющие у власти коммунистические или социалистические правительства, но симпатизирующие идеям социализма и ориентирующиеся в экономическом развитии на социалистический лагерь. Для каждой из групп следовал свой набор рекомендаций по активному противодействию влиянию СССР. Основой всего плана было максимальное использование процесса демократизации общественной и политической жизни в Советском Союзе, идущего в годы правления М.С. Горбачёва. С опорой на эти процессы предлагался развёрнутый план уничтожения на первом этапе соц. лагеря, а на втором этапе – расчленение на отдельные составляющие Советского Союза и устранение таким образом главного конкурента США в мировой политике. Для достижения цели предполагалось помимо максимального стимулирования старых и создания новых экономических трудностей извне, оказывать поддержку националистическим и антисоциалистическим силам для подрыва социалистического содружества изнутри. Последнее планировалось осуществлять, как путём создания с использованием влияния США в средствах массовой информации и международных организациях соответствующего имиджа лидерам этих сил, так и оказанием косвенной материальной поддержки возглавляемым ими организациям, движениям и т.п. (Мелькает мысль, – так вот откуда появился в прессе термин «агенты влияния». Воистину «шила в мешке не утаишь»).

Всё происходящее на моих глазах за стенами КГБ настолько точно согласуется с планом, предложенным очередному Президенту США на рубеже 1988-1989 гг., что разум отказывается верить в реальность документа, подбрасывая спасительную мысль – фальшивка. Немного придя в себя, начинаю анализировать. «Доктрина» датируется концом 1988 г. и удивительно точно описывает и события, произошедшие на рубеже 1989-1990 гг. в странах восточной Европы (серию так называемых бархатных революций), и процесс крушения СССР, начатый в середине 1990 года и завершающийся на наших глазах. Однако в приёмную Горбачёва документ поступил в декабре 1990 года, когда имелись лишь первые признаки начинающегося процесса разрушения СССР, но он ещё не приобрёл необратимый характер. Если это фальшивка, её авторы имели по времени возможность адекватно вписать историю сдачи «бастионов европейского социализма». Но они не могли предвидеть столь точно, как будут развиваться события в СССР в течение 1991 года. После вынужденного отказа от спасительной «подсказки» о фальшивости документа остаётся лишь взглянуть горькой правде в лицо. Америка действительно великая страна, если может столь точно реализовывать свои планы. А что же Россия? Да, это наша общая и беда, и вина, что мы как нация перед лицом явно враждебной нашим интересам политики (можно даже сказать, неформальной агрессии) не смогли выдвинуть лидера (или группу лидеров), способного нейтрализовать угрозу национальным интересам и найти адекватный ответ.

clip_image028

Прошедшее десятилетие лишь подтвердило горькую правду последнего вывода. Прямо скажем, своими руками уничтожив Союз, руководство России, можно сказать, «отдало в полон» несколько десятков миллионов соотечественников, оказавшихся в одночасье людьми второго сорта за пределами новых границ, без войны потеряло до поры умершими добрый десяток миллионов граждан на своей территории, развалило экономику, залезло в кабалу долгов, и шансов вырваться за пределы очерченного для нас стратегами за океаном коридора «второстепенной нации» не видно…

Остается задать М.С. Горбачёву последний вопрос. Почему, получив в декабре 1990 года фактически план кампании на весь 1991 год по уничтожению СССР, он как Президент не предпринял должных мер противодействия ему. Почему вместо реальных действий он до конца продолжал заигрывание с силами, которые понимали демократию лишь как право на личный произвол, не ограниченный ни рамками закона, ни пределами национальных интересов, ни необходимостью уважать законные права других людей, наконец? Почему, получив, как Президент СССР, столь важную информацию, он не довёл её до сведения, как минимум, Верховного Совета СССР? В стране было достаточно здоровых сил, на которые ещё можно было опереться, не исключая введения чрезвычайного положения.

ЭПИЛОГ

clip_image030

Всё описанное в данной статье стало достоянием истории десять лет назад. Не надеюсь всерьёз получить ответ от М.С. Горбачёва хоть на один из поставленных вопросов. Объективно он сыграл роль главного «агента влияния» США в реализации планов уничтожения СССР. Не думаю, что это делалось сознательно и тем более из корыстных побуждений. Более вероятна тонкая игра на тщеславии человека, вокруг которого сначала создали ореол великого реформатора, а затем оставалось лишь искусно играть на его боязни «подмочить» эту репутацию. Допускаю, что в иных странах имеют основания вспоминать его добром. Но как гражданин СССР и России (впрочем, для меня это одно и то же) я могу с уверенностью сказать – своему Отечеству он нанёс вреда больше, чем полчища иноземцев, которые не раз вторгались в его пределы. Десять лет Россию, как, впрочем, и остальные республики бывшего СССР, грабят «захватчики», которым бывший Президент сдал свою страну без боя…

От ошибок не застрахован ни один человек. Народная пословица гласит «Ошибок не совершает лишь тот, кто ничего не делает!» Я тоже совершил их немало, в том числе не всегда правильно оценивая ситуацию в ранге депутата СССР (к примеру, ошибкой считаю голосование за отставку правительства Н.И. Рыжкова или пассивную позицию во время избирательной кампании Б.Н. Ельцина на пост Президента РСФСР, когда уже видел, что нельзя доверять ему власть). Страшно, когда человек не способен делать выводы из своих ошибок. К сожалению, всё свидетельствует о том, что М.С. Горбачёв не испытывает ни малейших угрызений совести за период своего правления СССР. Он так и не понял, что любые, даже самые правильные, слова ничего не значат, если они не подкреплены делами. История знает примеры, когда знаковые исторические фигуры ужасались последствий своих деяний и уходили в монастырь замаливать свою вину перед людьми и Богом. К сожалению, наш случай не из тех. Мало того, наш герой полон сил и вновь предлагает себя в лидеры нации, став во главе новой политической партии. Считаю, что её члены как минимум должны задуматься о послужном списке своего лидера, в который входит не только нобелевская премия мира, звание «лучшего немца» и известность во всём мире, но и уничтоженная в итоге его правления мировая держава, многочисленные конфликты на постсоветском пространстве, нищенское существование большинства граждан России и брошенные им на произвол судьбы в самый трудный момент соратники по КПСС.

clip_image032

Чтобы быть полностью честным, не буду скрывать, побудили меня обратиться к прошлому и личные мотивы. Ибо Михаил Сергеевич Горбачёв, предавший в своё время членов возглавлявшейся им КПСС, предал и меня – беспартийного «волонтера Перестройки», и многих моих товарищей, всерьёз поверивших в его речи об обновлении СССР. Только в отличие от него, бросившего СССР и уютно устроившегося в «Горбачёв-фонде», не снимаю ответственности, возложенной на меня в 1989 году избирателями. Все эти десять лет продолжаю, выживая вместе с согражданами, искать выход; пытаюсь сплотить единомышленников в организацию, без чего, перефразируя классика марксизма-ленинизма, не поставить Россию «с ушей обратно на ноги».

И, конечно, я не могу потворствовать намерению М.С. Горбачёва отобрать у нас имя Социал-демократической партии России, которая была учреждена в мае 1990 года (когда он ещё был Генеральным секретарём всесильной КПСС), и в число учредителей которой имею честь входить и я. Ошибаясь и падая, мы с соратниками самостоятельно ищем путь выхода из тупика, в который нас вместе с нашей Родиной – Россией – завёл сладкоголосый «глашатай Перестройки». С расстояния в двенадцать лет многое видится иначе. Все мы стали мудрее. Вторично я уже не поддамся обаянию этого человека.

16 декабря 2001 г. Оболенский Александр Митрофанович, Народный депутат СССР, г. Орел.

ПОСТСКРИПТУМ

Прошло ещё 12 лет, но поставленные в цикле статей «Пять вопросов Горбачёву» продолжают напоминать – история нашей страны вполне могла быть иной, не ошибись мы на рубеже 90-х. Именно тогда, под прикрытием трескучей демагогии многим из нас подменили жизненные ориентиры с национальных интересов на, якобы, общечеловеческие ценности в «потребительском рае» глобального мира.

Казалось бы, сейчас ситуация выправляется и на уровне официальной риторики первых лиц государства в чести слова о национальном интересе, обороноспособности, заботе о населении. Вот только жизненный опыт четверти века трагедии России, начало которой связано с именем Горбачёва, надеюсь, научил её граждан поверять слова власть имущих их делами на соответствие общему интересу народа, как Нации. И выводы, прямо скажем, малоутешительны:

clip_image034

– проведённое в ельцинское десятилетие (1990-1999 гг.) деление народа на «господ», власть и собственность имущих и неимущее большинство, обеспечивающее неустанным трудом приумножение достатка господ, сохраняется действующей властью и признаётся за эталон развития страны;

– интеллектуальной обслуге навязанного политико-эконо-мического режима удалось поэтапно реализовать модель так называемой «управляемой демократии», обеспечивающей при имитации демократических выборных процедур устойчивое сохранение властных полномочий в руках представителей «клана господ». Иными словами, декларированное Конституцией народовластие в стране превращено в бутафорию.

Что будет дальше, трудно сказать. Думается, многое зависит от молодого поколения, его способности жить своим умом, не поддаваясь оплаченному «кланом господ» мифотворчеству интеллектуалов.

Убежден: Нация, большинство которой относится к меньшинству, как к захватчикам, грабящим страну, не может иметь созидательного будущего, какими бы красивыми лозунгами и декларируемыми намерениями ни маскировалось реальное положение дел. По моему мнению, Россия, подобно былинному богатырю, стоит на распутье трёх дорог:

– слабые тенденции в политике действующего Президента развиваются в формирование вокруг него команды способной обеспечить разворот страны в сторону национально ориентированного, самодостаточного развития с опорой на инициативу и широкое участие большинства народа;

– имеющееся в настоящий момент противостояние интересов большинства народа и правящего меньшинства сохраняется, углубляется и, в конечном итоге, приводит к дальнейшей дезинтеграции страны с вероятной потерей её частями независимости;

– часть активного населения ориентирующегося на национальное, самодостаточное развитие России успевает организоваться и выдвинуть с опорой на большинство во власть новых лидеров, способных управлять страной в интересах всей Нации, а не паразитирующего ныне на ней меньшинства.

19 мая 2013 года., г. Орел

Оболенский Александр Митрофанович,

Народный депутат СССР,

с 2008 г. снова беспартийный.

This entry was posted in Экспертное мнение and tagged , , . Bookmark the permalink.

Оставить комментарий